А.П. Чехов. Окончательный диагноз или, о чем могут рассказать личные вещи писателя

Опубликовано: 29 Марта 2018


О болезни и смерти А.П. Чехова известно многое. В архивах и музеях страны хранятся материалы, документирующие события более чем столетней давности. Эта тема является предметом постоянного интереса как специалистов, изучающих жизнь и творчество Чехова, так и широкой публики. Не проходит, пожалуй, ни одной музейной экскурсии, во время которой посетители не задали бы вопроса о причинах  и обстоятельствах болезни и смерти писателя. В новом году Музей-заповедник А.П. Чехова «Мелихово» начал подготовку специального выставочного проекта,  в  рамках которого будет подробно освещена эта непростая и во многом деликатная тема. 


А сама история этого проекта начиналась так. В начале июля прошлого года, к нам в музей обратились руководитель лаборатории Протеомики Миланского политехнического университета профессор Пьер Джорджио Ригетти и доктор наук из Израиля Глеб Зильберштейн, работающий в компании Spectrophon, с необычным предложением о сотрудничестве. Оно было связано с детальным исследованием последних писем и открыток А.П. Чехова с целью определения наличия на их полях молекул протеинов методом протеиновой масс-спектрометрии.  В нашем случае их особенно привлек уникальный экспонат, который также хранится в фондах музея. Это – рубашка писателя, которую Антон Павлович носил в последние дни своей жизни в Баденвайлере.


Ранее Пьер Джорджио Ригетти и Глеб Зильберштейн уже подобным образом совместно исследовали рукопись романа «Мастер и Маргарита» М.А. Булгакова. Ими были проанализированы десять из  127 различных ее страниц.  В результате проведенных экспериментов на них были обнаружены следы морфина, который писатель принимал для облегчения физической боли. Кроме того, учеными было выявлено более 30 слюнных белков, из которых три образца были идентифицированы как биомаркеры патологии его почек. Как впоследствии оказалось, именно это стало основной причиной смерти Михаила Афанасьевича. Публикация результатов этих исследований имела большой резонанс как в научном мире, так и в СМИ, особенно в России.


После проведения соответствующих консультаций наш Музей-заповедник с удовольствием откликнулся на это интересное, предложение. Началась переписка, была создана рабочая группа. В нее вошли как перечисленные выше ученые, так и наши сотрудники. При этом наша задача состояла в том, чтобы, следуя инструкциям, полученным от группы профессора Ригетти, с помощью специальной этилен-винил-ацетатной пленки или дискет EVA, высланных нам заранее, снять микрочастицы биологического происхождения с личных вещей А.П. Чехова, что мы и сделали с особой тщательностью. (Здесь мы должны успокоить читателя, сказав, что ни сама пленка, ни дискеты EVA не наносят никакого вреда мемориальным предметам). Затем эти взятые нами пробы были отправлены для первичного исследования в Великобританию в НИИ Биологических исследований Quadram Institute (г. Норвич, гр. Норфолк, Великобритания).  

Там дискеты EVA с экстрактами микрочастиц биоматериала были проанализированыруководителем Отдела технической поддержки Протеомики доктором биологических наук Алфонсиной Д'Амато, ныне уже профессором Миланского университета. Для своих исследований она использовала специальную аппаратуру, состоящую из основного прибора, который называется «Orbitrap»*, и целевое биоинформатическое программное обеспечение. Сам прибор представляет собой:  масс-спектрометр, предназначенный для анализа протеинов и пептидов. (Между прочим, его автором является наш соотечественник родом из Иркутска - Макаров Александр Алексеевич, признанный специалист в области масс-спектрального приборостроения.) С его помощью д-р Алфонсина Д'Амато в течение определенного времени обрабатывала масс спектрометрические данные на биоинформатическом программном обеспечении SwissProt  и  UniProt, полученномиз Университета Гент (Бельгия). Это программное обеспечение общедоступно для изучения данных о типе организмов при масс-спектрометрических исследованиях состава пептидов. В нашем случае оно помогло установить, какому виду микробов (бациллам туберкулеза) соответствуют пептиды, обнаруженные в результате проведённого масс-спектрометрического анализа личных вещей А.П. Чехова. Кроме того, учёные установили, что пятна на его рубашке являются остатками слюнных выделений и крови человека, а не следами загрязнения от хранения объектов исследования. Всего было найдено до 200 индивидуальных человеческих протеинов и пептидов. Одна группа этих молекул относилась к компонентам слюны, а другая к компонентам крови. 

Напомним, что, согласно сложившемуся мнению, А.П. Чехов умер от туберкулеза, но также существует и версия медицинского заключения о том, что основной причиной его смерти стала все-таки сердечная недостаточность. Вполне естественно, что здесь напрашивались определенные причинно-следственные связи, которые ученым хотелось подтвердить или опровергнуть. Ими было проведено внимательное изучение проб, взятых с полей писем и, главное, с ткани рубашки.  В ходе этой кропотливой работы исследование молекул протеинов и пептидов, промежуточных продуктов обмена веществ организма, все еще присутствующих на поверхности бумаги и ткани, помогли ученым обнаружить как следы молекулярных фрагментов туберкулезных бактерий, так и микроскопические частицы лекарств, которые А.П. Чехов принимал для облегчения болей и борьбы с инфекцией. 

И вот, согласно недавно полученным результатам, зарубежные ученые смогли с определённой долей уверенности сказать, что часть типов и относительных концентраций, обнаруженных ими пептидов и протеинов, была характерна для человека больного туберкулезом, который перенес "acuteischemicstroke" или острый ишемический инсульт. Поэтому исследователи заключили, что человек, слюна и кровь которого была на рубашке, мог умереть именно от него. По словам Глеба Зильберштейна: «Обнаружение пептидов от туберкулёза уже важный результат. Но смерть А.П. Чехова наступила от последствий этой болезни, о чем свидетельствует абнормальный протеиновый и пептидный состав его слюны и крови на рубашке». 

Кроме того, как уже говорилось выше, учеными были также обнаружены молекулы метаболитов болеутоляющих средств. Однако, по их мнению, этот вопрос требует дополнительного изучения с использованием вспомогательного экстракционного инструментария для получения максимально возможного спектра метаболитов. В этой связипредполагается ещё один этап нашего сотрудничества с учёными, в ходе которого планируется использование новой версии пленки и дискет EVA. Проф. Пьер Джорджио Ригетти и его коллега Глеб Зильберштейн уверены, что результаты этого дополнительного исследования позволят им более полно определить картину протекания болезни А.П. Чехова в последние месяцы его жизни. 

На сегодняшний день работа первого этапа исследований закончена. Подведены итоги. Согласно предварительной информации, исследователи уверены, что шли в правильном направлении с целью найти интересующие их сведения на рубашке и на письмах А.П. Чехова. Собранный ими таким образом материал уже проанализирован внескольких независимыхлабораториях с использованием самых современных и мощных масс-спектрометров, которые применяются при подобных исследованиях. 

По заявлению представителя группы ученых Глеба Зильберштейна, сейчас после однозначного обнаружения протеиновых фрагментов туберкулезной микрофлоры уже получены положительные рецензии из журнала PROTEOMICS, который издается в Германии и считается журналом № 1 в этой области науки o протеомике. 

В скором времени мы все сможем узнать официальное мнение зарубежных ученых об окончательном диагнозе болезни А. П. Чехова, а также познакомиться с их позицией в отношении основной причины его смерти. После этого мы собираемся дать перевод на русский язык этой публикации в музейном издании, снабдив его документальными и историческими комментариями. 

Завершением проекта станет, на наш взгляд, интереснейшая выставка по этой теме, которую мы планируем открыть в Музее-заповеднике А.П. Чехова «Мелихово» в 2019 году. Надо сказать, что в этой экспозиции мы собираемся представить не только документы той эпохи, но и результаты новейшего исследования личных вещей писателя из музейного фонда, проведенного Лабораторией Протеомики Миланского политехнического университета и компанией Spectrophon. 

В завершении хочется также добавить, что, предварительно ознакомившись с результатами работы ученых, два Нобелевских лауреата по химии Роалд Хоффман (1981 г.) и Роджер Дэвид Корнберг (2006 г.), нашли данный проект «очень интересным и увлекательным», который послужит еще одним доказательством того, что современная наука помогает в нашем общем деле изучения и сохранения мирового культурного наследия. 


* «Орбитрэп» (от англ. Orbitrap, орбитальная ионная ловушка) — специальная ионная ловушка, использующая принципиально новую концепцию масс-анализа.  Сам прибор представляет собой масс-спектрометре, выпускаемой компанией Thermo  Fisher (Германия). 

Теория работы этого масс-анализатора была разработана группой сотрудников Радиофизического факультета Санкт-Петербургского государственного политехнического университета (СПбГПУ) под руководством проф. Юрия Константиновича Голикова. Техническая реализация прибора произошла уже в 2000-ые годы. Ее осуществил российский физик Александр Алексеевич Макаров, выпускник МИФИ, кандидат физико-математических наук.  Он совместно с группой ученых, руководимых д.ф.-м.н., профессором Михаилом Анатольевичем Монастырским, смог смоделировать и разработать практическую конструкцию анализатора Orbitrap. Здесь необходимо подчеркнуть, что данный прибор был не раз отмечен в мире как лучший в области масс-спектрометрического приборостроения. На сегодняшний день он является «золотым стандартом» в биологии, криминалистике, допинг-контроле, фармацевтике и при проведении клинического анализа. Сейчас он широко применяется во многих биологических исследованиях  различных соединений: от молекул до белков.
В настоящее время А.А. Макаров работает в компании Thermo Fisher Scientific (Бремен, Германия).  


Возврат к списку