Первые постановки пьесы «Чайка»

Опубликовано: 8 Ноября 2018


«…Вчера я кончил новую пьесу, которая носит птичье название: «Чайка». Комедия в 4-х действиях».

В письме к издателю газеты «Новое время» А.С. Суворину 21 октября 1895 г. А.П. Чехов упоминает об одном важном событии: «Во-вторых, можете себе представить, пишу пьесу, которую кончу тоже, вероятно, не раньше, как в конце ноября. Пишу её не без удовольствия, хотя страшно вру против условий сцены. Комедия, три женских роли, шесть мужских, четыре акта, пейзаж (вид на озеро); много разговоров о литературе, мало действия, пять пудов любви».

А 21 ноября того же года А.П. Чехов написал князю А.И. Урусову: «Кстати сказать, вчера я кончил новую пьесу, которая носит птичье название: «Чайка». Комедия в 4-х действиях».

Премьера «Чайки» была запланирована на 17 октября 1896 г. в Александринском театре в Петербурге. Ставил пьесу Е.П. Карпов, драматург и режиссер. Евгений Павлович просил Чехова, который находился в Мелихове, приехать в Петербург, чтобы «потолковать» о «необычной пьесе». На подготовку спектакля отводилось не более 10 дней, что было характерно для того времени. На репетициях актеры были плохо подготовлены, не знали наизусть своих ролей. Встречая сестру, приехавшую на премьеру, Чехов сказал ей: «Актеры ролей не знают… Ничего не понимают. Играют ужасно. Одна Комиссаржевская хороша. Пьеса провалится. Напрасно ты приехала».

В день премьеры зрительный зал был полон. Собрался, как тогда говорили, «весь Петербург». Первые реплики учителя Медведенко – «Отчего вы всегда ходите в черном?» и ответ Маши Шамраевой, в которую он влюблен: «Это траур по моей жизни» – зал выслушал спокойно. Разговор о деревенской скуке, о рутине в искусстве навеял в зале скуку. Л.А. Авилова, знакомая писателя, вспоминала, что произошло после первого акта: «… хлопки заглушались свистом, и чем больше хлопали, тем яростнее свистели. И тогда ясно стал слышен и смех. Мало того, что смеялись, – хохотали. Публика стала выходить в коридоры или фойе, и я слышала, как некоторые возмущались, другие негодовали…».    

Все действие его «Чайки» сопровождалось непредсказуемым смехом публики. Одним из объяснений провала было то, что зрители в театре пришли на бенефис комической актрисы Е.И. Левкеевой и поэтому были настроены увидеть что-то веселое, развлекательное.

Но главная причина заключалась в том, что «Чайка» была новаторской, актеры, кроме В.Ф. Комиссаржевской, не смогли понять пьесу и донести до зрителя так, как это было необходимо. Театральный критик А.Ф. Кони писал Чехову после провальной премьеры: ««Чайка» – произведение, выходящая из ряда по своему замыслу, по новизне мыслей, по вдумчивой наблюдательности над житейскими положениями. <…> И то, что пьеса прерывается внезапно, оставляя зрителя самого дорисовывать себе будущее – тусклое, вялое и неопределенное, – мне очень нравится. Так кончаются или, лучше сказать, обрываются эпические произведения».

Пресса активно откликнулась на грандиозный провал в театре этой, по выражению одного из критиков, «птичьей пьесы» Чехова. Корреспонденты газет и журналов, в большинстве своем не поняв и не приняв «Чайку», обрушились на нее со злой критикой, часто переходя в своих статьях от иронии к сарказму. Апофеозом этой критической бури стала публикация в журнале «Осколки» карикатуры художника Н. Н. Амалетбекова, где Чехов был изображен летящем на чайке, а его со всех сторон обстреливали критики-охотники.

А.П. Чехов очень сильно переживал провал.

В мае 1898 г. В.И. Немирович-Данченко просил Антона Павловича разрешить поставить «Чайку» в Московском художественном театре. Чехов дал согласие. 17 декабря этого же года пьеса была исполнена актерами МХТ. Чехов в это время находился в Ялте. Владимир Иванович по требованию публики прислал Антону Павловичу телеграмму, в которой сообщил Чехову о необыкновенном успехе, вызовах, радости актеров.

После успеха МХТ «Чайка» стала пользоваться популярностью как на сценах столичных театров, так и в провинции.


Возврат к списку